Персональный сайт юрисконсульта - Виктора Чурсина. | Official site of  Mr. VIKTOR CHURSIN

      

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!!!  
Мой заголовок 

 

12.06.11 Работник не имеет право на возмещение командировочных расходов, если он не предъявил иск о их взыскании в 3-х месячный срок или ОШИБКА СУДА в применении и толковании норм материального права?

Согласно приказам с 12 июля 2010 года по 15 июля 2010 года Чурсин В.С. был направлен в командировку в г. Санкт-Петербург, и г. Мурманск для участия в судебных заседаниях.

Истец обратился в суд с иском о возмещении командировочных расходов.

В силу ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Истец имел право обратиться в суд с иском до 16 октября 2010 года, то есть с того момента, когда он обратился в бухгалтерию ГОУ МРИБИ за возмещением командировочных расходов.

О нарушении своего права истец знал. С заявлением о возмещение командировочных расходов в бухгалтерию ГОУ МРИБИ он обратился 16 июля 2010 года, что подтверждается самим Чурсиным В.С. в исковом заявлении.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Срок для обращения в суд за возмещение командировочных расходов пропущен истцом без уважительных причин, оснований для его восстановления суд не находит. Поэтому суд считает необходимым применить срок исковой давности по заявлению ответчика о его применении.


Гр.дело№ 2-146/2011

РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации

06 июня 2011 года город Апатиты

Апатитский городской суд Мурманской области в составе:
председательствующего судьи
Малярчука А.Г.,

при секретаре Солуяновой Ж.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чурсина Виктора Сергеевича к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» о взыскании командировочных расходов, компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно, и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Чурсин В.С. обратился в суд с иском к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» (далее - ГОУ МРИБИ) о взыскании командировочных расходов, компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно, и компенсации морального вреда В обоснование исковых требований указал, что 12.01.2010 был принят на работу в ГОУ МРИБИ на должность ведущего юрисконсульта, с 01.02.2010 переведен на должность заместителя директора учреждения.

Приказом учреждения от 12.07.2010 был направлен в служебные командировки с 12.07.2010 по 15.07.2010 в г. Санкт-Петербург и г. Мурманск. После возвращения из командировки 16.07.2010 он сдал в бухгалтерию документы, подтверждающие командировочные расходы на проезд и проживание на сумму 5758 руб. В выплате командировочных, расходов, в устной форме, ему было отказано, в виду отсутствия финансирования.

16 сентября 2010 года в адрес учреждения им было подано заявление о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с 04 октября 2010 года. Письменного отказа в предоставлении отпуска либо приказа о предоставлении отпуска он не получил. Воспользовавшись правом на самозащиту своих трудовых прав, в период с 13.10.2010 по 17.10.2010 он совершил поездку к месту отдыха по маршруту Москва-Гонконг-Москва. 22.10.2010 заказным письмом он направил ответчику заявление о выплате ему компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно в размере 21047 рублей. До настоящего времени оплата не произведена. Полагает, что неправомерными действиями работодателя нарушены его трудовые права и причинен моральный вред, который оценивает в размере 4330 рублей.

Просил взыскать с ответчика компенсацию командировочных расходов в размере 5758 руб., компенсацию стоимости проезда к месту отдыха и обратно в размере 21047 руб., компенсацию морального вреда в размере 4330 руб., всего 31135 рублей.

До начала судебного заседания истец представил письменное заявление, в котором увеличил исковые требования и просит взыскать с ответчика в свою пользу компенсацию командировочных расходов в размере 5758 руб., компенсацию стоимости проезда к месту отдыха и обратно в размере 21047 руб., компенсацию морального вреда в размере 30000 руб., всего 56805 рублей.

В судебное заседание истец не явился, извещен, представил заявление, в котором настаивает на удовлетворении исковых требований в полном объеме, просит рассмотреть дело в свое отсутствие. Представил копию проездных документов о командировочных расходах.


Представитель ответчика в судебное заседание не явился, извещен, представил письменный отзыв, в котором просит рассмотреть дело в их отсутствие, а в удовлетворении исковых требований отказать.

Указал, что за возмещением командировочных расходов по утверждению истца Чурсин В.С. обратился в бухгалтерию 16 июля 2010 года. Таким образом, о нарушении своего права он узнал 16.07.2010. Срок исковой давности, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, истек 16 октября 2010 года, поскольку в суд истец обратился 16 января 2011 года. По существу заявленных требований указал, что с авансовым отчетом в бухгалтерию до настоящего времени Чурсин В.С. не обращался. Кроме того, Мурманским областным судом было установлено, что самостоятельная реализация истцом права на отпуск незаконна, ежегодный оплачиваемый отпуск Чурсину В.С. не предоставлялся. С учетом ст. 61 ГПК РФ транспортные расходы не связаны с проездом к месту использования отпуска и обратно, а, следовательно, оснований для их компенсации не имеется. Учитывая, что трудовые права Чурсина В.С. нарушены не были, оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации морального нет. Просит отказать Чурсину В.С. в удовлетворении иска.

Суд, руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, рассмотрел дело в отсутствие сторон.

Исследовав письменные материалы дела, суд считает исковые требования Чурсина В.С. не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено в судебном заседании, с 12.01.2010 истец был принят на работу в ГОУ МРИБИ на должность ведущего юрисконсульта, что подтверждается копией приказа, т рудовым договором (л.д. 5, 6-9).

Согласно приказам с 12 июля 2010 года по 15 июля 2010 года Чурсин В.С. был направлен в командировку в г. Санкт-Петербург, и г. Мурманск для участия в судебных заседаниях.

Истец обратился в суд с иском о возмещении командировочных расходов.

В силу ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Истец имел право обратиться в суд с иском до 16 октября 2010 года, то есть с того момента, когда он обратился в бухгалтерию ГОУ МРИБИ за возмещением командировочных расходов.

О нарушении своего права истец знал. С заявлением о возмещение командировочных расходов в бухгалтерию ГОУ МРИБИ он обратился 16 июля 2010 года, что подтверждается самим Чурсиным В.С. в исковом заявлении.

С иском в суд за защитой своего нарушенного права Чурсин В.С. обратился согласно штампу на конверте лишь 10 января 2011 года, то есть позже установленного законом срока.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Срок для обращения в суд за возмещение командировочных расходов пропущен истцом без уважительных причин, оснований для его восстановления суд не находит. Поэтому суд считает необходимым применить срок исковой давности по заявлению ответчика о его применении.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.


■\

Кассационное определение Мурманского областного суда от 11.05.2011, которым решение Апатитского городского суда от 16.12.2010 отменено, имеет преюдициальное значение и обстоятельства, установленные этим определением суда, обязательны при рассмотрении данного гражданского дела.

Данным определением Чурсину В.С. отказано в удовлетворении требований к ГОУ МРИБИ, в том числе в предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с 04.10.2010 продолжительностью 48 календарных дней, и признании самозащитой трудовых прав самостоятельную реализацию истцом права на отпуск.

Следовательно, требования о взыскании с ГОУ МРИБИ в пользу Чурсина В.С. компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно в размере 21047 руб. не подлежат удовлетворению.

Отсутствие неправомерных действий ответчика в отказе возмещения командировочных расходов и компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно исключает причинение Чурсину В.С. морального вреда.

На основании изложенного, суд полагает, что исковые требования Чурсина В.С. о взыскании командировочных расходов, компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно, и компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска Чурсина Виктора Сергеевича к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» о взыскании командировочных расходов, компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отдыха и обратно, и компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд через Апатитский городской суд в течение 10 дней.

Судья Малярчук А.Г. печать, подпись судьи




Список новостей


Комментарии





23.06.11 13:23



отличный комментарий

13.06.11 13:23



Гр. дело № 2-2787/2010 Мотивированный текст решения составлен 21.12.2010



РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

16 декабря 2010 года г, Апатиты

Апатитский городской суд Мурманской области в составе:

председательствующего судьи Бобковой И.В.,

при секретаре Прокофьевой Т.В,

при участии истца Чурсина В.С.,

представителя ответчика Дятлева Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Чурсина Виктора Сергеевича к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» о взыскании компенсации расходов, связанных с переездом к месту работы, об обязании заключить трудовой договор о работе по совместительству, предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск по основной работе и по работе по совместительству и компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:



Чурсин В.С. обратился в суд с иском к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» (далее по тексту МРИБИ) о взыскании компенсации расходов, связанных с переездом к месту работы, об обязании заключить трудовой договор о работе по совместительству, предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск по основной работе и по работе по совместительству и компенсации морального вреда.

В обоснование иска указал, что 12 января 2010 года между ним и ответчиком заключен трудовой договор, согласно которому он был принят на работу на должность ведущего юрисконсульта. 12 января 2010 года истец обратился в бухгалтерию учреждения с заявлением о предоставлении оплачиваемого отпуска продолжительностью 7 календарных дней в связи с переездом к месту работы и выплаты компенсации в размере двух окладов. Указанное заявление зарегистрировано не было, поскольку регистрация всей документации в учреждении началась лишь со дня приема на работу в учреждение секретаря руководителя, т.е. с 14 января 2010 года. В предоставлении отпуска и выплате компенсации было отказано со ссылкой отсутствия у истца приглашения-вызова на работу и регистрации на 12.01.2010 по месту пребывания в г. Апатиты.

01 февраля 2010 года истец переведен на должность заместителя директора учреждения. Несмотря на перевод на новую должность истец фактически продолжал одновременно исполнять обязанности юрисконсульта учреждения (о чем свидетельствуют отчеты о работе и приказы учреждения) фактически отсутствующего в учреждении, но имеющейся должности юрисконсульта в штатном расписании учреждения. Однако работодатель посчитал это не совместительством, а совмещением профессий (должностей), расширением зон обслуживания, увеличения объема работы, а также исполнением обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором. Предусмотренного ст. 151 ТК РФ соглашения об установлении доплаты и объема дополнительных работ между истцом и ответчиком не заключалось. Полагает, что с учетом ст.ст. 60.2, 151, 282 ТК РФ работодатель обязан заключить с истцом трудовой договор о работе по совместительству на должности юрисконсульта учреждения с 01 февраля 2010 года с начислением заработной платы, минимальный размер которой должен составлять не менее 3951 руб. 50 коп.

16 сентября 2010 года истцом в адрес учреждения было подано заявление о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с выплатой надбавок и компенсаций. В период с 20.09.2010 по 01.01.2010 истец находился на листке нетрудоспособности. 01 октября 2010 года по выходу с больничного Чурсин В.С. известил работодателя по электронной почте об уходе в отпуск с 04 октября 2010 года. Письменного отказа в предоставлении отпуска либо приказа о предоставлении отпуска истец не получал. Отпускные по настоящее время не начислены и не выплачены.

Кроме того, полагает, что в силу п. 4.3. Положения об оплате труда работников МРИБИ. утвержденного приказом директора учреждения от 30.12.2009 № 75, Приказа Минэкономразвития Мурманской области от 18.01.2010 и штатного расписания № 9 от 07.09.2010 у него возникло право на получение доплаты к отпуску в размере двух должностных окладов.

Приказом от 09.09.2010 осуществлен перевод истца с должности заместителя директора на должность начальника юридического отдела. Администрацией учреждения в устной форме было сообщено, что согласно штатному расписанию № 9 с учетом отсутствия других возможных должностей возможен перевод истца лишь на должность начальника юридического отдела или юрисконсульта. Поскольку в случае отказа от предложенной должности работодатель мог расторгнуть трудовой договор по п. 7 ст. 77 ТК РФ, истец подписал лишь заявление о согласии и сам приказ о переводе с должности заместителя директора. Считает перевод незаконным в связи с нарушением ст.ст. 72,74 ТК РФ, поскольку не было письменного уведомления о предстоящих изменениях не позднее чем за два месяца. Кроме того, между ним и работодателем не заключено в письменной форме дополнительное соглашение к трудовому договору об изменении условий труда и о переводе на должность начальника юридического отдела.

В связи с задержкой начисления и выплатой отпускных и иных сумм, а также незаконным переводом с одной должности на другую, истец в порядке ст.ст. 21,142,352,379-380 ТК РФ заявлением от 20.10.2010, уведомил учреждение о приостановлении отпуска с 21.10.2010 до восстановления нарушенных трудовых прав.

Просит:

- взыскать с ответчика в качестве компенсации расходов, связанных с переездом к месту работы единовременное пособие в размере двух месячных тарифных ставок (окладов) денежную сумму в размере 13160 рублей;

- обязать предоставить дополнительный отпуск (целевой, связанный с переездом к мест} работы) продолжительностью 7 календарных дней к ежегодному оплачиваемому отпуску;

- обязать заключить трудовой договор о работе по совместительству на должность
юрисконсульта учреждения с 01 февраля 2010 года, с начислением заработной платы;

- предоставить по должности юрисконсульта (по совместительству» ежегодный оплачиваемый отпуск общей продолжительностью 52 календарных дня в тот же период, что и по основной должности;

- обязать предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 48 календарных дней с 04.10.2010;

- обязать начислить и выплатить два должностных оклада к отпуску по каждой должности с
учетом районных коэффициентов.

Позже дополнил исковые требования и просил так же признать незаконным перевод с должности заместителя директора на" должность начальника юридического отдела, обязать отменить приказ учреждения № ОК-59 от 09.09.2010 и восстановить в должности заместителя директора учреждения с 10.09.2010, произвести перерасчет заработной платы;

- признать законным право на самозащиту трудовых прав и приостановление отпуска
(работы) с 21 октября 2010 года до момента восстановления ответчиком нарушенных трудовых
прав;
- взыскать компенсацию морального вреда в сумме 30000 рублей.

Определением от 16 декабря 2010 года производство по делу по иску Чурсина В.С. в части требований обязать заключить трудовой договор о работе по совместительству на должность юрисконсульта учреждения с 01 февраля 2010 года, с начислением заработной платы: предоставить по должности по совместительству ежегодный оплачиваемый отпуск общей продолжительностью 52 календарных дня в тот же период, что и по основной должности прекращено в связи с отказом истца от иска.

Истец в судебном заседании поддержал заявленные требования, настаивал на их удовлетворении. Дополнительно пояснил, что трудоустроился в МРИБИ по приглашению бывшего директора, в связи с чем уволился с прежнего места работы в г.Санкт-Петербурге и прибыл для работы в г.Апатиты. Кроме того, пояснил, что при переводе его с должности заместителя директора на должность начальника юридического отдела он написал заявление, однако никакой должностной инструкции не подписывал, с положением о юридическом отделе не знакомился, фактически в должности начальника юридического отдела проработал неполных шесть дней.

Представитель ответчика в судебном заседании исковые требования не признал, пояснил, что в соответствии с Законом Мурманской области от 29.12.2001 № 579-01-ЗМО право на указанные в ст. 12 гарантии имеют исключительно лица, приглашенные на работу в районы Крайнего Севера из других регионов РФ и имеющие к моменту своего приезда заключенный трудовой договор с конкретным работодателем. Трудовой договор с Чурсиным В.С. был заключен в месте нахождения работодателя в г. Апатиты, куда истец прибыл с целью поиска работы, приглашение-вызов ему не направлялось. Право Чурсина В.С. на ежегодный оплачиваемый отпуск не оспаривают, однако в силу ст. 122, 123, 124 ТК РФ считают, что решение о предоставлении отпуска принимает работодатель самостоятельно, и только в исключительных случаях, предусмотренных законом, отпуск предоставляется с учетом пожеланий работника или по его заявлению, исключительно на основании волеизъявления работника. Истец должен был быть направлен в отпуск не позднее 13 июля 2010 года. До 13 июля 2010 года, т.е. по истечении 6 месяцев непрерывной работы Чурсину В.С. не был представлен отпуск в связи с тем, что принято во внимание личные пожелания работника. Законодательство не предусматривает уведомительного порядка выхода в отпуск. Трудовым кодексом и иными законодательными актами не предусмотрена возможность отказа от выполнения работы по причине не предоставления работнику отпуска в требуемый срок. В указанном случае самозащита трудовых прав не может иметь место. В случае нарушения его прав Чурсин В.С. имел праве их восстановления в установленном законом порядке без оставления работы. Перевод с должности заместителя директора на должность начальника юридического отдела осуществлен на оснований письменного согласия Чурсина В.С. о чем имеется личное заявление от 09.09.2010, поэтому требования истца в этой части не подлежат удовлетворению. Доказательств того, что имело место давление с целью получения указанного заявления не представлено. Отдельные ошибкр в оформлении перевода носят устранимый формальный характер и вызваны тем, что перевод оформлялся непосредственно Чурсиным В.С. в условиях существующего конфликта с администрацией. Чурсиным В.С. не представлено доказательств причинения ему нравственных или физических страданий, не указано какие нравственные или физические страдания были им перенесены. Действия администрации Учреждения законны, а потому исковые требования о компенсации морального вреда не подлежат удовлетворению.

Заслушав стороны, исследовав письменные доказательства по делу, суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Статья 37 Конституции гласит, труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Принудительный труд запрещен. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку. Каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск.

В силу ст. 316 ТК РФ государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Дополнительные гарантии и компенсации указанным лицам могут устанавливаться законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации,
нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами исходя из финансовых возможностей соответствующих субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и работодателей.

Согласно абз. 8 ст. 326 ТК РФ размер, условия и порядок компенсации расходов, связанных с переездом, лицам, работающим в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 12 Закона Мурманской области от 29.12.2004 № 579-01-ЗМО «О государственных гарантиях и компенсациях, правовое регулирование которых отнесено к полномочиям органов государственной власти Мурманской области, для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера» лицам, заключившим трудовые договоры о работе в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера, финансируемых из средств областного бюджета, и прибывшим в соответствии с этими договорами из других регионов Российской Федерации, за счет средств работодателя предоставляются следующие гарантии и компенсации:
единовременное пособие в размере двух должностных окладов (месячных тарифных ставок);
оплачиваемый отпуск продолжительностью семь календарных дней для обустройства на новом месте.

Гарантии и компенсации, предусмотренные настоящей статьей, предоставляются работнику только по основному месту работы.

Как следует из представленных в суд документов, 12 января 2010 года между Чурсиным В.С. и ГОУ «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» заключен трудовой договор № 001-БИ/10, согласно которому истец принят на должность ведушего юрисконсульта : должностным окладом 6580 руб. 00 коп.

Согласно п. 6.1 Договора датой начала работы является 12 января 2010 года.

Из трудовой книжки Чурсина В.С. следует, что 10 января 2010 года истец уволен по собственному желанию из адвокатской консультации «Реал», расположенной в г Санкт- Петербург, а 12 января 2010 года приступил к работе в ГОУ «МРИБИ». Кроме того, истец имеет постоянную регистрацию в г.Санкт- Петербурге, трудовую деятельность на территории г.Апатиты Мурманской области осуществляет непрерывно с 12.01.2010.

Таким образом, Чурсину В.С. как лицу, заключившему трудовой договор о работе в организации, расположенной в районе Крайнего Севера, финансируемой из средств областного бюджета, и прибывшему в соответствии с этими договором из других регионов Российской Федерации должно быть выплачено единовременное пособие в размере двух должностных окладов, которое составляет 13160 руб. 00 коп. (6580 руб. х 2).

Вместе с тем, исходя из целевого характера предоставления отпуска, предусмотренного ст. 12 Закона - для обустройства на новом месте, суд приходит к выводу о необходимости отказать истцу в удовлетворении исковых требований в части предоставления оплачиваемого отпуска продолжительностью семь календарных. На момент обращения в суд Чурсин В.С. отработал в ГОУ «МРИБИ» более 9 месяцев.

Доводы представителя ответчика, что для оплаты установленных законом компенсаций необходим вызов, либо указание о том, что Чурсин В.С. был приглашен на указанное место работы в трудовом договоре, суд не принимает во внимание, как не основанные на законе. Исходя из анализа действующего законодательства право на компенсации указанные в ст. 12 Закона. обусловлено самим фактом заключения трудового договора о работе в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера, и прибытие к месту работы в соответствии с этим договором. Условий, ограничивающих это право рамками только трудового договора содержащего указание о приглашении на работу либо вызова, в нормах действующего законодательства нет. Условием возникновения права на эти компенсации является переезд работника к новому месту работы в районы Крайнего Севера из других регионов для выполнения трудовой функции в соответствии с заключенным трудовым договором. В противном случае, иное толкование данной нормы снижает предусмотренный действующим законом Мурманской области ««О государственных гарантиях и компенсациях, правовое регулирование которых отнесено к полномочиям органов государственной власти Мурманской области, для лиц. работающих и проживающих в районах Крайнего Севера» от 29.12.2004 уровень гарантий работникам организаций, финансируемых из бюджетов субъектов РФ, в связи с приездом для работы в районы Крайнего Севера в соответствии с заключенными договорами, что недопустимо. Чурсин В.С. осуществлял свою трудовую деятельность в МРИПИ с 12.01.2010 года, на постоянной основе.

В силу ст. 60 ТК РФ запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Согласно ст. 72 ТК РФ изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Статьей 72.1 ТК РФ раскрывается понятие перевода на другую работу - постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре). при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем. Перевод на другую работу допускается только с письменного согласия работника, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и третьей статьи 72.2 настоящего Кодекса.

Исходя из анализа указанных норм, перевод на другую работу возможен только письменного согласия работника. При этом изменение условия трудового договора в связи с переводом должно быть оформлено в письменной форме. В дополнительном соглашении к трудовому договору при переводе на другую работу должны быть оговорены: трудовая функния (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы. условия оплаты труда и иные необходимые при переводе условия.

Согласно трудовому договору от 12.01.2010 Чурсин В.С. принят должность ведущего юрисконсульта ГОУ «МРИБИ» с должностным окладом 6580 руб. 00 коп.

Приказом и.о. директора № 33 от 27.01.2010 из штатного расписания ГОУ «МРИБИ» исключена должность «ведущий юрисконсульт».

Приказом № ОК-9 от 27.01.2010 Чурсин В.С. с 01 февраля 2010 года постоянно переведен с должности ведущего юрисконсульта на должность заместителя директора ГОУ «МРИБИ» с должностным окладом 16000 рублей.

Между сторонами заключено дополнительное соглашение № 1 к трудовому договору № 001-БИ/10 в связи с переводом на другую должность.

Приказом от 07.09.2010 директора ГОУ «МРИБИ» исключена из штатного расписания должность заместителя директора и внесена в штатное расписание должность начальника юридического отдела.

Согласно заявлению от 09 сентября 2010 года Чурсин В.С. в связи с изменением организационных условий труда от 07.09.2010 года согласен с переводом с должности заместителя директора учреждения на должность начальника юридического отдела учреждения с 10 сентября 2010 года.

Приказом № ОК-59 от 09.09.2010 Чурсин В.С. постоянно переведен с должности заместителя директора ГОУ «МРИБИ» на должность начальника юридического отдела ГОУ «МРИБИ» с должностным окладом 5740 рублей 00 коп. Основание - личное заявление.

Как установлено в судебном заседании и сторонами не оспаривается, дополнительного соглашения к трудовому договору, содержащего сведения о том, какие именно изменения вносятся в определенные сторонами условия трудового договора, в том числе какую трудовую функцию должен выполнять Чурсин В.С. при переводе его на должность начальника юридического отдела, являющееся обязательным условием, между сторонами заключено не было.

Как указано в письме от 31.10.2007 № 4412-6 «О порядке внесения изменений в должностные инструкции работников» Федеральной службы по труду и занятости, несмотря на то. что в Трудовом кодексе РФ не содержится упоминания о должностной инструкции, она является важным документов, содержанием которого является трудовая функции работника, круг должностных обязанностей, пределы ответственности, а также квалификационные требования, предъявляемые к занимаемой должности. Должностная инструкция может являться приложением к трудовому договору, а также утверждаться как самостоятельный документ.

С должностной инструкцией начальника юридического отдела истец также ознакомлен не был. Как следует из представленной в суд должностной инструкции, последняя на дату судебного заседания кроме того и не утверждена, в том числе не утверждено и положение о юридическом отделе. Указанные обстоятельства не отрицаются и ответчиком. Таким образом, на дату подписания заявления о переводе на должность начальника юридического отдела и приказа у работодателя не имелось должностной инструкции начальника юридического отдела и положения о таком отделе.

Предложения от работодателя подписать дополнительное соглашение к трудовому договору и должностную инструкцию в адрес истца не направлялось. Подтверждение уклонения либо отказа Чурсина В.С. от их подписания работодателем не представлено.

Как следует из пояснений истца, согласие на перевод написал вынуждено, поскольку боялся увольнения в связи с отказом от предложенной должности. Кроме того, давая согласие на перевод на должность начальника юридического отдела, ему работодателем не было доведено до сведения, в чем именно будет заключаться выполняемая им работа.

Таким образом, судом установлено, что Чурсину В.С. был предложен перевод на должность начальника юридического отдела без указания конкретной трудовой функции и иные необходимые при переводе условия, что свидетельствует о том, что работодатель ненадлежащим образом выполнил возложенные на него действующим трудовым законодательством обязанности. Требования к содержанию трудового договора установлены ст. 57 ТК РФ носят обязательный гарантийный характер, направленный на обеспечение прав работников. С учетом установленных в судебном заседании фактов, заявление Чурсина В.С. о согласии на перевод и подписание им приказа о переводе не свидетельствует о том, что волеизъявление истца было направлено на изменение определенных сторонами условий трудового договора.

Между тем, после подписания заявления и приказа о переводе на должность начальника юридического отдела к своим новым обязанностям истец фактически приступил, отработав 6 неполных рабочих дней до ухода на больничный. Однако, как следует из пояснений истца, круг обязанностей выполняемых в эти дни от обязанностей заместителя директора не отличался. Доказательств обратному ответчиком не представлено.

Несоблюдение работодателем требования о письменном оформлении изменений условий труда, а также предложение Чурсину В.С. о переводе на должность начальника юридического отдела без указания на выполнение конкретных трудовых функций и сроках начала работы, а также иных условий, не позволяет суду сделать вывод о законности перевода истца на новую должность, а потому приказ № ОК-59 от 09.09.2010 о переводе Чурсина В.С. с должности заместителя директора на должность начальника юридического отдела подлежит отмене с перерасчетом заработной платы. Данные нарушения являются существенными и нарушают права и законные интересы работника.

Суд находит довод истца о том, что заявление о переводе и приказ были подписаны им под давлением со стороны работодателя безосновательными, поскольку объективных и достаточных доказательств этому истцом не представлено, а судом таковых в ходе судебного разбирательства добыто не было. Доводы истца со ссылкой на ст. 74 ТК РФ в части несоблюдения процедуры путем ознакомления его с предстоящими изменениями в штатном расписании не позднее чем за два месяца суд отклоняет как ошибочные. Статья 74 ТК РФ регулирует изменение условий трудового договора, если такие изменения вызваны причинами, связанными с изменениями организационных и технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства и другие причины). Главным условием применения норм ст. 74 ТК РФ является неизменность трудовой функции работника. Если одновременно с изменением существенных условий труда предполагается изменение также трудовой функции, то к соответствующим отношениям должны применяться правила ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ о переводе на другую постоянную работы, поэтому работодатель не обязан был знакомить истца с изменениями в штатном расписании за два месяца.

Доводы ответчика, что перевод был осуществлен в соответствии с действующим законодательством, а отдельные ошибки в оформлении перевода носят устранимый формальный характер, суд не принимает во внимание, поскольку являются несостоятельными по изложенным выше мотивам.

Согласно ст. 122 ТК РФ оплачиваемый отпуск должен предоставляться работнику ежегодно. Право на использование отпуска за первый год работы возникает у работника по истечении шести месяцев его непрерывной работы у данного работодателя. По соглашению сторон оплачиваемый отпуск работнику может быть предоставлен и до истечения шести месяцев.

Согласно ст. 115 ТК РФ ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

В силу ст. 116 ТК РФ ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Статьей 14 Закона РФ от 19.02.1993 N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" установлено, что кроме установленных законодательством дополнительных отпусков, предоставляемых на общих основаниях, лицам, работающим в северных районах России, устанавливается также в качестве компенсации ежегодный дополнительный отпуск продолжительностью: в районах Крайнего Севера - 24 календарных дня.

Судом установлено, что Чурсин В.С. в ГОУ «МРИБИ» непрерывно работает с 12.01.2010. следовательно, у него возникло право на предоставление ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 52 календарных дня.

Приказом от 30.04.2010 Чурсину В.С. предоставлялся основной оплачиваемый отпуск в количестве 4 календарных дней с 04.05.2010 по 07.05.2010.

Таким образом, истцом не использовано 48 календарных дней отпуска.

16 сентября 2010 года истцом подано заявление о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска с 04 октября 2010 года, в связи с чем, у работодателя возникла обязанность по оформлению отпуска работника именно с указанной в заявлении даты.

Как установлено в судебном заседании до настоящего времени отпуск Чурсину В.С. не предоставлен, отпускные не выплачены, что сторонами и не оспаривается.

Таким образом, исковые требования Чурсина В.С. об обязании ГОУ «МРИБИ» предоставить ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 48 календарных дней с 04 октября 2010 года подлежат удовлетворению.

Доводы ответчика о том, что истец не имел права уходить в отпуск, право предоставления отпуска по истечении 6 месяцев непрерывной работы является исключительно прерогативой работодателя, не могут быть приняты судом во внимание как не основанные на законе, поскольку у Чурсина В.С. возникло право на отпуск, предоставление которого не зависит от усмотрения работодателя. Исходя из анализа ст. 122 ТК РФ у работодателя возникает обязанность предоставить работнику отпуск по истечении шести месяцев непрерывной работы у работодателя, иных условий для предоставления отпуска действующим законодательством не предусмотрено.

Конституцией РФ (ч. 2 ст. 45) каждому гарантируется возможность защищать свои права и свободы не запрещенными законом способами.

Согласно ст. 352 ТК РФ каждый имеет право защищать свои трудовые права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из основных способов защиты трудовых прав и свобод является самозащита работниками трудовых прав.

Статья 4 ТК РФ гласит, что принудительный труд запрещен.

В силу ст. 380 ТК РФ работодатель, представители работодателя не имеют права препятствовать работникам в осуществлении ими самозащиты трудовых прав.

Чурсин В.С. воспользовался правом на самозащиту трудовых прав, а именно на самостоятельное использование права на ежегодный оплачиваемый отпуск с 04 октября 2010 года. положенный ему по закону.

С учетом положений действующего законодательства и установленных нарушений прав истца со стороны работодателя в части не предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска, его несвоевременной оплатой, т.е. до начала отпуска, суд признает самозащиту трудовых прав истца в форме самостоятельной реализации права на отпуск законной.

Письмом от 20 октября 2010 года истец уведомил работодателя о том, что с 21 октября 2010 года приостанавливает ежегодный оплачиваемый отпуск до восстановления нарушенных трудовых прав.

Самозащиту трудовых прав истца в форме приостановления отпуска с 21 октября 2010 года суд находит ошибочной, поскольку действия положений ст. 142 ТК РФ распространяются только в части приостановления работы в случае задержки выплаты заработной платы.

Чурсин В.С. не лишен права требовать продления отпуска на основании ч. 2 ст. 124 ТК РФ в связи с его несвоевременной оплатой (т.е. до начала отпуска), поскольку судом установлено, что, истцу оплата ежегодного оплачиваемого отпуска своевременно произведена не была, в том числе и на дату рассмотрения дела судом.

Согласно ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре указываются условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты).

По соглашению сторон в трудовой договор могут также включаться права и обязанности работника и работодателя, установленные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, локальными нормативными актами, а также права и обязанности работника и работодателя, вытекающие из условий коллективного договора, соглашений.

Согласно п. 5.4 Трудового договора порядок, условия и размеры производимых работнику выплат компенсационного и стимулирующего характера регулируются действующим Положением об оплате труда работников ГОУ «МРИБИ».

В силу п. 4.3 Доплата к отпуску в размере двух должностных окладов производится в пределах лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных главным распорядителем средств областного бюджета на обеспечение выполнения функций Учреждения в части оплаты труда работников.

Судом установлено, что на дату обращения истца с заявлением о предоставлении отпуска (16 сентября 2010 года) остаток лимитов бюджетных средств в части оплаты труда работников составлял 1031666 руб. 46 коп., то есть денежные средства на производство компенсационных выплат имелись. Доплата Чурсину В.С. к отпуску в размере двух должностных окладов была бы произведена в пределах лимитов бюджетных обязательств Учреждения.

Согласно дополнительному соглашению № 1 к трудовому договору должностной оклад истца по должности заместителя директора составляет 16000 рублей.

Таким образом, компенсационная выплата к ежегодному оплачиваемому отпуску составляет 32000 рублей 00 копеек (16000 х 2).

Доводы представителя ответчика, что согласно расчету потребности средств на оплату труда сотрудников на период с 16.09.2010 по 31.12.2010 имеет место недостаток средств на оплату труда сотрудников, суд не принимает во внимание, поскольку носит предположительный характер и рассчитан до конца 2010 года. Как следует из пояснений представителя ответчика, данных в ходе судебного заседания, задолженности перед работниками по заработной плате у Учреждения не имеется, и в конце года также не будет. Расчет потребностей посчитан из количества 12 единиц штатного расписания, без указания имеет ли место экономия фонда оплаты труда в связи с наличием свободных штатных единиц и иных условий. Достоверных и объективных доказательств невозможности произвести выплату компенсационного характера Чурсину В.С. ответчиком не представлено. Суд так же не принимает доводы представителя ответчика, что у Учреждения не имеется возможности выплатить истцу все причитающиеся платежи поскольку фонд оплаты его труда расходуется на оплату работы юрисконсульта, который вынужден выполнять работу истца. При этом суд исходит из того, что в штате Учреждения имеется единица юрисконсульта и оплата его работы не является дополнительным расходным обязательством ответчика.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В силу ст. 394 ТК РФ в случае незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Согласно статье 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Факт нарушения ГОУ «МРИБИ» трудового законодательства РФ при переводе истца на другую должность, в части права на отпуск и предусмотренные законом компенсации установлено в судебном заседании, причинно-следственная связь между неправомерными как действиями так и бездействием (непредставление отпуска) ответчика и морально-нравственными страданиями Чурсина В.С. установлена и не вызывает у суда сомнения. Морально-нравственные страдания истца выразились в систематическом отстаивании своих законных трудовых прав путем переписки с работодателем, длительном неполучение заработной платы, отпускных для обеспечения полноценного отдыха. Кроме того, моральный вред с работодателя пользу работника подлежит взысканию при установлении нарушения его трудовых прав, наличие указанных нарушений судом в ходе судебного заседания установлены.

При определении размера компенсации морального вреда Чурсину В.С, суд исходит из характера перенесенных истцом нравственных страданий, принципа разумности и справедливости, с учетом материального положения ответчика являющегося государственным областным учреждением, суд определяет сумму компенсации морального вреда в пользу в Чурсина В.С. в размере 8000 рублей.

В силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от ее уплаты, в федеральный бюджет. пропорционально удовлетворенной части исковых требований. Суд, с учетом материального положения ответчика, который является бюджетным учреждением, полагает возможным снизить размер государственной пошлины подлежащей уплате в доход государства до 400 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:



Исковые требования Чурсина Виктора Сергеевича к Государственному областному учреждению «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» в пользу Чурсина Виктора Сергеевича единовременное пособие в размере 13160 (тринадцать тысяч сто шестьдесят рублей) 00 копеек.

В удовлетворении исковых требований Чурсину Виктору Сергеевичу о предоставлении оплачиваемого отпуска продолжительностью семь календарных дней для обустройства на новом месте отказать.

Признать незаконным перевод Чурсина Виктора Сергеевича с должности заместителя директора на должность начальника юридического отдела Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор».

Отменить приказ Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» № ОК-59 от 09.09.2010 о переводе Чу Сергеевича на должность начальника юридического отдела с перерасчетом заработной платы но должности заместителя директора.

Признать законной самозащиту трудовых прав Чурсина Виктора Сергеевича в части самостоятельной реализации права на отпуск.

Обязать Государственного областного учреждения «Мурманский региональны?: инновационный бизнес-инкубатор» предоставить Чурсину Виктору Сергеевичу ежегодный оплачиваемый отпуск с 04 октября 2010 года, путем издания соответствующего приказа.

Взыскать с Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» в пользу Чурсина Виктора Сергеевича компенсационную выплату к ежегодному оплачиваемому отпуску в размере 32000 (тридцать две тысячи) рублей 00 копеек.

Взыскать с Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» в пользу Чурсина Виктора Сергеевича компенсацию морального вреда в сумме 8000 (восемь тысяч) рублей 00 копеек.

Взыскать с Государственного областного учреждения «Мурманский региональный инновационный бизнес-инкубатор» государственную пошлину в доход государства в размере 400 (четыреста) рублей 00 копеек.

Решение может быть обжаловано в Мурманский областной суд через Апатитский городской суд Мурманской области путем подачи кассационной жалобы в течение 10 дней с момента изготовления мотивированного текста решения.


Председательствующий И.В. Бобкова
Подпись судьи, печать суда


12.06.11 16:27



Поскольку право работника на причитающиеся ему денежные выплаты (компенсации, суммы ежегодного оплачиваемого отпуска, командировочные расходы) возникают в связи и в рамках, заключенного между сторонами трудового договора, то и срок для защиты нарушенного трудового права, установленный ст. 392 ТК РФ, в части причитающихся денежных выплат, целесообразно и следует исчислять с момента прекращения (расторжения) трудового договора.
В силу ст. 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 4 ноября 1950 года, ст. 15, 17-18, ст. 35 Конституции РФ, никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Особое внимание суда обращаю на Определение Верховного Суда РФ от 25.06.2010 № 92-В10-1 (См. «п. 4 Раздел. Судебная практика по гражданским делам. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений» (утв. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2010 года" (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 08.12.2010)); согласно, которого, по спорам по искам работников о причитающимся им денежных сумм, следует принимать во внимание ст. 140 ТК РФ. В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Статья 140 Трудового кодекса Российской Федерации определяет сроки расчета при увольнении и устанавливает, что при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.
Между тем, согласно п. 56. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", При рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но не выплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.
При таком положении, выводы суда в части нарушения срока для защиты нарушенного трудового права о взыскании командировочных расходов, являются ошибочными, поскольку срок не истек, а трудовой договор с работодателем до сих пор не расторгнут.

 

 

 

 

 

ВНИМАНИЕ: Некоторые тексты, опубликованные на настоящем сайте были взяты из интернета - из http/www архивов открытого доступа. Если авторы и/или владельцы авторских прав на некоторые из этих материалов будут возражать против их нахождения в открытом доступе. В таком случае поставьте меня об этом в известность, я готов НЕМЕДЛЕННО удалить такие тексты с настоящего сайта.  E-mail:  m9833949@gmail.com . По мере возможности Ваше обращение будет рассмотрено непосредственно автором настоящего сайта  и Вам будет дан ответ.Анонимные обращения Не рассматриваются!

© Copyright: август 2006 - 2017 гг. Автор-составитель: Чурсин В.С. (юрист). Персональный сайт юрисконсульта Виктора Чурсина - под управлением (служб) ВебСтолица и Amiro.CMS), все права защищены.

 Союз образовательных сайтов           Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Каталог ценных бизнес ресурсов      

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS